Разделы сайта

Свежие новости

Сельскую Францию возродят 1000 деревенских кафе

В небольших городках и деревнях Франции сокращают такие важные услуги, как железнодорожное сообщение, школьное образование и медицинское обслуживание. Многие сельские регионы уже давно классифицируют как «медицинские пустыни», где доступ к здравоохранению почти отсутствует, сообщает The Local. Программа по развитию 1000 деревенских кафе — часть проекта по возрождению сельской Франции. Её уже поддерживает правительство страны.

На свалках внедрят обязательный радиационный контроль

Министерство регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Украины обновляет государственные строительные нормы и планирует внедрение обязательного радиационного контроля на въезде на территорию полигонов для мониторинга веществ ввозимых на полигон. Это необходимая норма безопасности, которая сможет предупредить риск возникновения экологической катастрофы. Об этом сообщил заместитель министра регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Украины Лев Парцхаладзе.

Полезные статьи

«Это праздник не для вас»

Плохо срежиссированной постановкой счел Горсуд Петербурга попытку борцов с экстремизмом устроить профилактику среди футбольных фанатов. Полицейские под видом проверки документов отвезли компанию горожан в отдел, на свободу они вышли через четыре дня. Никита Жоголь, Владислав Петров и Константин Костин вспоминают детали операции «эшников».

Десять парней и девушка подошли к фан-зоне на Конюшенной площади со стороны Мойки вечером 17 июня, на большом экране показывали матч Германии и Мексики. Владислав Петров шел в черной футболке с надписью The Proud. Это название петербургской околофутбольной группировки, созданной в 2011 году и распавшейся в 2015-м. Всего к The Proud имели отношение четыре человека из компании.

Нитина Жоголь (НЖ): «Я не фанат, футболом не интересуюсь, в околофутболе не участвовал. Ко мне подошел полицейский и попросил паспорт. Повертел его в руках и позвал к служебному автобусу. Со мной была девушка. Она сотрудника не заинтересовала».

Владислав Петров (ВП): «У фан-зоны также были лица в штатском, свое подразделение – центр по противодействию экстремизму – они не скрывали. Но фамилии свои не называли. Сотрудники в форме выполняли их команды».

Собрав восемь паспортов, полицейские сослались на «пустую формальность» и предложили проехать в 78-й отдел на улице Чехова для проверки документов.

На улице оставались два человека из компании, Александр Попов и Александр Михайлов. Увидев отъезжающий автобус, они постучали в дверь.

ВП: «Ребята попросили полицейских взять их с собой, чтобы не разбивать компанию».

НЖ: «Девушка моя осталась у фан-зоны. Полицейский ей сказал: «Не переживайте, документы проверим, через час вернутся».

ВП: «В отдел приехал еще один сотрудник центра «Э» Дмитрий Шевченко. Он заявил, что этот праздник, имея в виду чемпионат мира, не для нас, собираться в центре нам нельзя, и наше наказание будет другим наукой. Припомнил мне околофутбол. Но если я пять лет назад с кем-то подрался, мне теперь под домашним арестом всю жизнь сидеть? Я спросил о причине задержания. Он ответил, что для профилактики. У сотрудников 78-го Шевченко интересовался, не изымались ли у нас марокканские «тряпки». Имел в виду шарфы и флаги. Не знаю, почему именно марокканцы. Может, потому, что их было много в городе после игры с Ираном. Или потому, что у Марокко флаг красный. О The Proud Шевченко сказал: «Единственное, что вас хорошо характеризует, – участие в военном конфликте на стороне Донбасса». Часть ребят действительно ездила на юго-восток Украины, единого мнения на этот счет в «фирме» не было».

Ближе к ночи все десять человек были помещены в камеры 78-го отдела, по пятеро – в каждую.

КК: «В камере две койки. Спали поочередно, подкладывая пластиковые бутылки из-под минералки под голову. Вонь человеческих испарений и мочи. Стены расписаны надписями за Навального. Стучим в дверь, чтобы сходить в туалет. Из дежурки голос: «А зачем вы так много пьете?» Наутро я весь чесался. Кажется, нас покусали клопы».

ВП: «В дежурной части нам сказали, что мы задержаны за мелкое хулиганство, за мат. Административные протоколы не предъявляли, права не разъясняли, понятых я не видел».

НЖ: «Шевченко спрашивал нас, почему мы не реагировали на замечания. Я не знаю, откуда он это взял. Нас никто ни о чем не предупреждал, доставили в отдел под предлогом проверки документов».

КК: «В 78-й отдел приехал еще один сотрудник центра «Э», в костюме. Сидел в отдельном кабинете, спрашивал о татуировках, фотографировал нас. В общей сложности нас отщелкали четыре раза».

НЖ: «Меня спросил, в какого бога верую, и как отношусь к национал-социализму».

ВП: «Мы рассчитывали, что утром нас из 78-го отпустят. Но нам сказали, что после обеда всех повезут в Дзержинский суд. История изначально дурно пахла, но тут нам совсем не по себе стало. На двоих парней, запрыгнувших в автобус за компанию, тоже составили протоколы за мелкое хулиганство. Один из них, Саша Попов – военнослужащий. Он не подлежит административной ответственности. А его все равно – в суд. Помощника оперативного дежурного, его фамилия вроде Макаров, просим позвонить в Саше в часть. Он в ответ: «Ну зачем вам проблемы? Сейчас военная прокуратура понаедет».

НЖ: «В Дзержинском суде 18 июня дело каждого слушали по пять-десять минут. С протоколами нас так и не знакомили. Многое из того, что зачитывала судья Бражникова при исследовании материалов дела, становилось для нас откровением. «Выражался грубой нецензурной бранью, на замечания не реагировал». И так все десять человек. Нонсенс! Мы пытаемся донести до судьи свою позицию, а она: «Нет оснований не доверять сотрудникам полиции», и каждому по десять суток, в том числе Попову. Ни в чем не разобравшись, никого не допросив. Дома дети маленькие, на работу надо выходить. Один из нас, перед выходом на прогулку ребенка бабушке 70-летней на полтора часа оставил».

КК: «Я читал постановление о своих десяти сутках, мой брат Саша – тоже. Секретарь его поторопила: дескать, если не успеваете прочитать, подписывайте не глядя. Саша отказался подписывать».

НЖ: «По-хорошему к нам относились только конвоиры из патрульно-постовой службы полиции. Они нам даже сочувствовали. Извинялись, когда везли от фан-зоны в 78-й отдел, кивали на «Э». Покупали за свои деньги воду, когда везли из отдела в Дзержинский суд. Конвоировали нас, кстати, в наручниках, будто банду головорезов. Насколько мы поняли, распоряжение об этом тоже сотрудник «Э» отдал. Можем опознать его по отсутствию передних зубов. У него была манера отвечать вопросом на вопрос. В суд он входил вооруженный».

ВП: «В коридоре суда нам попался отзывчивый адвокат, он ждал процесса по другому делу. Дал дельные советы. Его затыкал «эшник», но бесполезно. После заседаний мы написали апелляционные жалобы и отдали судье».

Из Дзержинского суда компанию вернули в 78-й отдел и снова взяли отпечатки пальцев.

НЖ: «Сотрудники отдела сказали, что у них сканер есть, но «эшники» поручили им вымазать нас в чернилах. Кстати, пользуясь случаем, прошу обеспечить отделы полиции мылом. Я пальцы о стены обтирал. И сортиры почистить. В 78-м он расположен рядом с дежурной частью. Может, поэтому они там такие недобрые и нервные?».

ВП: «В спецприемник на Захарьевской нас подвезли поздним вечером 18-го. Сотрудники не приняли Сашу Попова. Он же военнослужащий. А нас напоили чаем, так как к ужину мы не успели. Смогли выспаться и отмыться. 21 июня нас повезли в городской суд. Если честно, приятной неожиданностью стало, что жалобы так быстро дошли».

В Горсуде нашли множество нарушений в полицейских материалах. Протоколы об административном нарушении действительно составлялись без участия задержанных, конституционные права им не разъясняли, да и сами полицейские не утруждали себя подписывать документы. Постановления Дзержинского суда отменены, дела рассмотрят заново. Материалы на Попова вовсе вернули полиции как не подлежащие рассмотрению судом.

Источник